История Афонского Ильинского скита

Преподобный Паисий

Скит св. пророка Илии основан в 1757 г. Основателем его является один из известнейших отцов нашей церкви о. Паисий Величковский, на биографии которого надо остановиться немного подробнее.

Паисий Величковский родился в г. Полтаве в 1722 г. в семье соборного протоиерея о. Иоанна Величковского и был наречен в св. крещении Петром. Оставшись четырех лет от роду без отца, он был воспитан матерью и братом, также священником гор. Полтавы. С малого возраста Петр очень полюбил чтение книг, особенно творения св. отцов православной церкви. Книги читал он «ненасытно», как повествует его жизнеописание, и с тринадцати лет уже почувствовал стремление к монашеству.Поразив киевского Архиепископа кир Рафаила необычайными своими способностями, Петр был принят в духовное училище, в коем и пробыл 4 года. Отсюда уходит он сначала в монастырь г. Любеча над Днепром, а затем переходит в Медведовский Николаевский монастырь, где принимает постриг в рясофор с именем Платона.Через некоторое время Платон переходит в Киево-Печерскую Лавру, а оттуда в Валахию в пустынный скит Трейстины.

Однако и там он продолжает искать уединения и, наслышавшись много о святой Афонской горе, будучи 24 лет от роду, Платон прибывает на святую Афонскую гору и поселяется в кельи Кипарис на земле, принадлежащей греческому монастырю Пантократор.

На 28 году жизни Платон Величковский постригается в мантию с именем Паисия и продолжает жить в пустынной кельи на св. горе. Постепенно вокруг него собираются послушники, прослышав о его богоугодном образе жизни, и в скором времени в кельи собралось 8 человек, помещение для коих оказалось крайне малым. О. Паисий переходит в другую келью — св. Равноапостольного царя Константина, где по принуждению братии принимает священнический сан и становится настоятелем небольшой монашеской общины.

Однако со временем и эта келья оказалась недостаточной для все увеличивающегося числа братии. И о. Паисий выпрашивает другую ветхую келью от того же монастыря во имя св. пророка Божия Илии, где с разрешения монастыря и благословения святейшего патриарха Серафима основывает скит во имя св. пророка Илии. Немедленно по переселении на новое место о. Паисий начинает постройку церкви, трапезы, братских келий и других построек, при чем сам усердно трудится с братией.

Одновременно о. Паисий вводит в скиту полный порядок по чину святой горы, приучая братию скита к труду и молитве. Примером монашеской жизни всегда был сам блаженный о. Паисий. Днем он делал ложки, а ночью переводил религиозные книги с греческого на церковнославянский язык. Вся жизнь его проходила в трудах и бдении. Смирением, кротостью и любовью ко всем о. Паисий вскоре снискал во всех уважение и многие избрали его своим духовником, в том числе и святейший Патриарх Серафим, живший тогда на покое на святой горе.

Литография Свято-Ильинского скита

Службу, особенно Божественную литургию, о. Паисий совершал не только в скиту, но по приглашению во многих афонских обителях, неспешно и благоговейно со страхом Божиим. Благодаря всему этому, слава о святой жизни о. Паисия прошла далеко за пределы святой горы и к нему со всех сторон продолжала стекаться братия с просьбой принять их в новоустроенный Ильинский скит. Вскоре в скиту собралось более 60 чел. и возникли трудности не только с помещением, но и с питанием такого количества братии, т. к. средств скит не имел, а пожертвования из России в те времена почти не поступали по причине частых турецких войн.

Посему о. Паисий решил оставить святую гору и переехать в Валахию, где он надеялся получить просторный монастырь, в котором бы могла поместиться вся братия, к нему собравшаяся.

И в 1763 году старец Паисий, забрав с собою 64 человека переселяется в Валахию. В скиту остается только 17 человек могущих прожить своими трудами. Покидая святую гору, о. Паисий предсказал, что со временем в скиту будет другой Паисий, при котором скит возвеличится, устроится и прославится. Это и сбылось.

Прибыв в Валахию, о. Паисий получает в управление монастырь, сначала Драгомирна, а потом Нямецкий. Тут он вводит афонский устав и порядки, отлично расширяет обитель, в коротком времени снискал любовь и уважение всего окрестного населения и в 1790 году возводится в сан Архимандрита.

Отдав всю жизнь на служение церкви, блаженный Паисий после краткой болезни мирно отошел ко Господу 15 ноября 1794 г. на 72 году жизни и был похоронен в собор-ном храме Нямецкого монастыря.

В историю Православной церкви о. Паисий Величковский вошел, как известнейший переводчик святоотеческих писаний с греческого языка на церковнославянский. Над переводами он трудился буквально всю жизнь до самой кончины. Им переведены почти все значительные книги нашей церкви, в том числе Добротолюбие, сочинения Исаака Сирина, Варсанофия Великого, Максима Исповедника, Феодора Студита, Григория Паламы и друг. Кроме того о. Паисий исправил множество предыдущих переводов, как-то св. Макария Великого, Иоанна Лествичника, Симеона нового Богослова и друг. Кроме того, о. Паисий оставил множество и собственных творений, весьма душеполезных и поучительных.

Расширение Скита. Казаки. Паисий II.

Не смотря на отшествие блаженного Паисия со скита, последний и далее продолжал пополняться монашествующими. Это были преимущественно черноморские казаки, которые разновременно приходили на святую гору и поселялись в скиту. Посему в коротком времени почти все население скита состояло из казаков, пришедших на Афон в поиск ах небесного отечества. О жительстве их тут можно удостовериться из хранящейся до сего времени в ризнице книги, в которую записывались пожертвования на скит, а также из надписей, имеющихся на отдельных вкладах от них. Напр. на большом Евангелии в серебряной позолоченной оправе; на чаше серебряной, тоже позолоченной; на втором малом Евангелии и других предметах

Нет также сомнения, что вся ризница скита старой превосходной парчи, а также плащаница, вся шитая золотом с драгоценными камнями и жемчугом, есть также вклад тех же казаков. Более того, соборная церковь св. пророка, Илии принадлежит к тому же времени и была построена иждивением тех же черноморских казаков Ее постройка была закончена в 1806 г., о чем свидетельствует надпись на мраморной плите, вложенной в стене южной стороны алтаря собора.

Настоятелем в скиту после о. Паисия Величковская был сначала Архимандрит Варлаам, затем Хаджи Афанасий, Архимандрит Товия. При них скит продолжал увеличиваться и расстраиваться. Благодаря наплыву братии, построенные ранее помещения оказались недостаточными. Братия выходить за пределы скита, селится в небольших домиках-кельях по два-три человека вместе. Тут они занимаются трудом и молитвой, и только по воскресениям и в праздники сходятся в скит на соборное правило и общую трапезу.

В этот период скит не испытывал недостатка в средствах. Таковые поступали от рыбной ловли в реке Дунай и от Черноморского войска. Казаки не оставляли своих попечений о ските и далее. Они заботились не только о пропитании братии, но и об украшении обители. На мраморной доске над дверями собора читаем: «Сей мраморный помост и порта были устроены старанием Схимонаха Иоанна Чернышева подаяниями же российских ктиторов и благодетелей Войска Черноморского, разных господь честных казаков 1819 г. мая 21 дня».

Современный вид скита

К сожалению, с начала 1820 г. скит опять приходит в запустение. По случаю греческого восстания 1820 г. турки мстили грекам за поднятое восстание и конечно досталось и русским, т. к. для турок все христиане были одинаковы. Часть братии вынуждена была бежать в Россию, часть в Валахию. В скиту осталось только 8 чел. и то преимущественно скрывавшихся в лесах и неприступных ущельях от турецкого гнева. Только в 1830 году возвращаются иноки в Ильинский скит. Тут они застали разрушение и обветшание. Понемногу все приходит опять в порядок, ремонтируется и отстраивается.

Однако после этого периода скит не пополняется черноморскими казаками, как это было ранее, по причинам условий того времени, а преимущественно запорожскими казаками (называемыми сокращенно просто запорожцами) или выходцами с берегов Дуная, из Валахии и Буковины.

Постепенно скит восстал из развалин и этому немало способствовал прибывший в это время на Афон один из виднейших ктиторов скита — иеромонах о. Аникита князь Шахматов-Шириноский. Прибыв в 1836 г. на Афон, о. Аникита решил поселиться сначала в Пантелеимоновом монастыре, но затем переходит в Ильинский Скит, где заложил и построил на свои средства храм во имя св. Митрофана Воронежского чудотворца. Хотя сам о. Аникита пробыл недолгое время на Афоне и был принужден переехать в Афины, его стараниями вышеуказанный храм был закончен. По кончине о. Аникиты туда перенесены были его останки, сохраняемые до сего дня в монастырской ризнице.

За это время в скиту происходили частые смены настоятелей, по причинам, с одной стороны, тяжелого материального положения скита, с другой стороны, через его состав, т.к. братия происходила преимущественно из людей очень религиозных, но привыкших к вольной самостоятельной жизни, и для влияния на таковых требовалось много такта, терпения и внимания.

Поэтому начинаются поиски игумена, который бы смог, подобно основателю скита о. Паисию, управлять и расширять скит, пользуясь всеобщим вниманием и уважением. Выбор пал на одного уединенного отшельника иеромонаха Паисия, проживавшего в местности Капсакалибе на Афоне. Сам о. Паисий родился в г. Килии, в Бессарабии, и воспитывался в г. Кишиневе. С малых лет он удалился в монастырь, где через некоторое время был пострижен в монашество в возрасте 17 лет и переведен в архиерейский дом, сначала на должность иподиакона, а затем иеродиакона и иеромонаха.

Однако он тяготился жизнью в городе и в 1838 г., уволившись из епархии, поселился на Афоне в вышеназванной пустынной местности.

Сюда в 1841 г. к нему явились посланцы Ильинского скита с просьбой принять место настоятеля и управлять скитом. Трижды отказывался о. Паисий от предложенной ему чести, опасаясь трудностей. Но в конце концов согласился и был поставлен настоятелем Ильинского скита. Переехав в скит и видя в этом промысел Божий, о. Паисий Второй принялся деятельно за устройство обители. При нем в первый же год была вполне закончена и освящена церковь во имя св. Митрофана Воронежского чудотворца, заложенная еще о. Аникитою. Приведены в порядок монастырские постройки. Был построен новый корпус с 15 кельями.

Не мало забот было им положено на восстановление внутреннего порядка, отправления церковной службы и улучшения нравственности братии. В результате этого в скором времени между братией воцарились согласие и любовь. Были назначены и поставлены несколько иеродиаконов и иеромонахов для совершения ежедневной службы. В праздники и воскресение служба совершалась в соборе. В 1845 г. скит посетил Великий Князь Константин Николаевич, где и остановился на ночлег, при чем скит поразил его «своей малороссийской опрятностью». Посещение великого князя имело благоприятные последствия для скита. С этого времени мало известный скит получил большую известность не столько на Афоне, как в России. Начинается приток новой братии, средств и о. Паисий Второй смог продолжать расширение и восстановление скита.

Уже в 1846 г. был построен большой двухэтажный корпус, где были устроены пекарня, кухня, приемные покои для гостей и 18 келий.

В 1847 г. выстроен еще один корпус для канцелярии и 10 монашеских келий. Была выстроена каменная ограда, еще один двухэтажный корпус с колокольней вышиною в 23 метра. В течении семи лет все почти постройки скита были перестроены. Заложены две новые церкви во имя св. Николая Чудотворца и Архистратига Михаила. Выстроена была больничная палата и кельи для дряхлых монахов.

Одновременно проделана огромная работа по расчистке земли под огороды и виноградники, засадку садов и других деревьев. Скит превратился в цветущую обитель, не отстававшую от прочих старых афонских монастырей.

За свои заслуги о. Паисий был возведен 3-го августа 1868 г. в сан Архимандрита.

Долголетние труды и заботы подорвали здоровье о. Паисия. С начала 1871 г. он начал болеть и в воскресение 5 сентября представился на вечный покой. Редко можно было встретить в одном человеке столько добродетелей, как в лице о. Паисия II, настоятеля Ильинского скита и, по сути, его основного строителя. Горячая вера, любовь к Богу, доверие и простота в отношении к людям, высокие хозяйственные качества сделали его одной из известнейших личностей на Афоне. А за его тридцатилетнее управление скит превратился в известнейшую обитель далеко за пределами Афона. Еще при жизни он был порадован многими знамениями и даром предвидения.

Дальнейшая история Скита

После кончины о. Паисия II Скит представлял из себя уже благоустроенную и благоукрашенную обитель. Новым настоятелем был избран вначале иеромонах Киево-Печерской Лавры Гервасий, позднее иеромонах о. Андрей и по кончине последнего иеромонах Ахтырского монастыря Харьковской губернии о. Товия. При этих настоятелях скит продолжал растраиваться. Построен был новый корпус за пределами скита для новых иноков и рабочих, а также начались работы по перестройке главного собора, который обветшал в силу бывшего на Афоне землетрясения и нуждался в расширении, благодаря увеличению монастырской братии.

Преподобный Гавриил Афонский

Однако главным строителем этого нового собора был уже Архимандрит Гавриил, сменивший ушедшего на покой в свой ахтырский монастырь о. Товию. О. Гавриил был уроженцем Киевской губернии и происходил из бедной крестьянской семьи. Во время посещения Киева он почувствовал влечение к монашеству и поступает в число братии Феофановой пустыни около г. Киева.

Во время путешествия по святым местам о. Гавриил останавливается на Афоне. Наиболее понравился ему тут Ильинский скит, где он и остается до конца своей жизни. В 1887 г. братия скита избирает о. Гавриила настоятелем, а в 1891 г. он был возведен константинопольским патриархом в сан Архимандрита. Преодолев немало препятствий, о. Гавриил заканчивает постройку еще одного большого корпуса для братии. В 1899 г., предварительно собрав средства для того необходимые во время поездки в Россию, он начинает перестройку собора.

Сооружение собора было делом не легким, т. к. надо было сначала расчистить место, положить новые прочные фундаменты, докопавшись до твердого грунта. Однако все трудности были преодолены и в 1900 году в июне состоялась торжественная закладка нового собора в присутствии многочисленного духовенства и гостей. Началось строительство нового, огромного по тем временам, храма. Для него требовалось не мало средств и стараний, если особо принять во внимание, что большинство работ делалось вручную. Доставлять камни и мрамор для строительства приходилось с помощью ручных тележек через глубокий овраг.

О. Гавриил однако не ограничивается постройкой собора. В г. Одессе им было выстроено огромное подворье Ильинского скита и трехпрестольный храм при нем. Отстроены также помещения со всеми удобствами для паломников, едущих из Одессы к святым местам — в Палестину и на Афон. В самом скиту отстроен еще один новый корпус для братии, сооружены две цистерны для запаса воды, выстроены новые стены на виноградниках и огородах. Созданы и расширены подворья скита в г. Таганроге и станице Новониколаевке в области Войска Донского.

К сожалению, все эти заботы подорвали слабое здоровье о. Гавриила и в 1901 г. в октябре месяце Архимандрит Гавриил скончался во время пребывания в ст. Новониколаевской и был похоронен в Храме Ильинского подворья в Одессе.

По смерти о. Гавриила настоятелем скита был избран о. Максим, состоявший до того иеромонахом скита и помогавший до этого предыдущему настоятелю в делах по управлению обителью. При о. Максиме, возведенном в сан Архимандрита скита весной 1902 г., число монашествующих увеличилось до 400 чел. Была выстроена больница и закончен постройкой новый собор, являющийся одним из значительных афонских храмов.

Сам собор имеет в длину 54 метра, в ширину — 48 м., а высота от пола до главного купола равняется 36 м. Весь собор сложен из дикого камня, очень прочного, снаружи чеканной работы, а своды выведены из бетона. Собор украшен семью главами, позолоченными, с шариками разных цветов. Над каждой главой возвышается медный крест. Все строение укреплено железными балками и сводами, чтобы предохранить его от возможных землетрясений и разрушения временем. Портик и колонки устроены из местного серого мрамора, а иконостас изготовлен в Москве и состоит из 4 ярусов.

Освящение соборного Храма состоялось в июне 1914 года перед началом первой мировой войны.

Начавшаяся война, а особенно последовавшая за ней революция в России, к сожалению, очень отразилась на состоянии скита. Прекратился почти совершенно приток паломников. Средства из Родины не поступали. Большие и благоустроенные подворья в Таганроге, Одессе и Новониколаевке были конфискованы и разрушены. По слухам, теперь только в Храме Ильинского подворья в г. Одессе совершается еще богослужение.

Хотя юридически иноки скита были автоматически приняты в греческое подданство и получили охрану и опеку христианского православного государства, этот послевоенный период можно отнести к одной из печальных страниц всей истории скита.

Дело в том, что греческие власти, опасаясь проникновения на Афон атеистов, прекратили всякий доступ иноков русского происхождения на Афон до конца 1954 года. в результате этого скит почти 40 лет не получал ниоткуда пополнения, и братия от общего количества более 400 чел. в 1914 г. уменьшилась до 10 чел. в 1961 г.

Хотя скит лишился своих угодий на Родине, подворий и притока паломников, но его прекрасно разработанные огороды, виноградники, рощи и сады вполне достаточны для содержания и прокормления довольно значительного количества монашествующей братии, но таковой нет.

Причиной этого является почти сорокалетний запрет принимать кого-либо в афонские русские обители даже из эмиграции. Сказывается также общий дух времени, дух современного модернизма и рационализма. Ведь количество монашествующих даже в греческих обителях на Афоне, не стесненных какими бы то ни было условиями приема, также значительно уменьшилось. Отдельные греческие монастыри насчитывают в настоящее время только несколько человек монашествующих там, где раньше были сотни. Пополнить обитель Ильинского скита на Афоне может только наша зарубежная эмиграция. Правда, были попытки московской патриархии проникнуть на Афон, но настоятель и братия отказались, по понятным причинам, иметь какую бы то ни было связь или помощь от этой патриархии.

Сейчас прием в обитель разрешен, но для этого конечно, надо, во первых, желание уйти от мира и принять на себя подвиг монашества. Во-вторых, надо преодолеть немало трудностей и препятствий чисто формального характера. Так например, для поступления на Афон надо иметь теперь не менее 18 лет; быть православным от рождения, для духовных лиц необходим канонический отпуск своего епископа, а также проситель должен подтвердить это при его приеме в одну из Афонских обителей. Одновременно проситель автоматически становится греческим подданным и находится под опекой и охраной греческого государства. Разрешение на приезд на святую гору дают: соответствующий монастырь Протат, т. е. высшее управление Афонской Республики; Патриарх Константинопольский и греческое правительство.

Посему возникает опасение, что братия скита, из коих младшему сейчас 76 лет, может без пополнения вымереть, и скит, построенный и украшенный на русские средства, с его достояниями и храмами, может попасть, как выморочное имущество, в чужие руки.

Итак первая и главная задача — это пополнение св. Ильинского скита новой братией. Все те, кто может и чувствует призвание к монашеской жизни, призываются ко вступлению в число братии.

Надо также укрепить и расширить моральную связь с иноками скита и нашими соотечественниками, в рассеянии сущими. Помочь средствами обители, учитывая, что там остались глубокие старики, не могущие часто сами обрабатывать свои угодья. Надо просить святых молитв Афонских старцев за нас и нашу Родину.
Особо надо нам соединиться в молитвах к Настоятельнице и Игумении св. Горы Божией Матери, Которая своим заступничеством и покровом до сих пор сохраняла и сохранит св. Гору и св. Ильинский скит на ней и его братию от всяких невзгод, искушения и соблазна в наши тяжелые и ответственные времена.